Возможно ль изменить предначертанье генов?

Это большая благородная цель, намеченная генетиками. Но ведут к ней крутые и неизведанные пути кропотливого экспериментирования и мучительного анализа массы косвенных данных. И большая надежда опять- таки возлагается на неприхотливую и покладистую плодовую мушку дрозофилу. Так и в этот раз: сотрудник Института молекулярной биологии и генетики АН УССР Т. Шандала поставил эксперимент, в котором главное действующее лицо знаменитая уже дрозофила. Известно, что если ввести мушке чужеродное вещество, а таким может оказаться любой токсикант, не исключая, скажем, и раствора чьей-то ДНК, то в потомстве мушки обязательно возникнут мутации. Главное — каков механизм их возникновения. Вообще, их может быть два. Первый — когда постороннее вещество играет роль загрязнителя внутренней среды и каким-то образом мешает нормальной работе генетического аппарата, в связи с чем в потомстве этой особи и возникают мутации. Другой путь — когда в ДНК мушки попадает и встраивается отрезок чужой ДНК, несущий, естественно, чужие гены. Тогда мутации у потомков будут уже результатом изменения самой генетической программы. Но оба возможных механизма дают в общем однотипное внешнее проявление — у потомков встречаются всякие изменения внешних признаков. И вопрос о том, какой конкретно действовал механизм, приходится разгадывать по косвенным данным.

Ученый в своих опытах в качестве препарата «чужой» ДНК использовал слабый солевой раствор ДНК, полученной от вируса ядерного полиэдроза большой вощинной моли. Препарат ввели восьмидесяти трем самцам дрозофилы, которых далее скрестили с самками. В их потомстве отделялись особи с видимыми дефектами и уродствами крыльев. Их отбирали для генетического анализа, а часть оставшихся скрещивали между собой. У следующего поколения производили те же операции. Всего в трех поколениях было изучено около тридцати тысяч особей мушки.

В результате проведенного исследования ученый обнаружил, что выбранная им чужеродная ДНК локус-специфична, то есть действует каждый раз на одни и те же участки хромосом мушек. На основе этого экспериментально установленного факта ученый предполагает, что в данном случае ему удалось встроить фрагмент чужой генетической программы в наследственную программу мушки дрозофилы. Следовательно, внесение «поправок» и «корректировок» в наборы генов, действительно, может быть реальным.