Почему спасают тигров?

Как ни странно, тигры боятся белого цвета. Это использует Рем Багадур Раи, загонщик охотничьего зверя непальского короля, устанавливая в джунглях два воронкообразных предостерегающих знака из белого полотна. Тигр не отваживается перепрыгнуть пугающую его преграду и послушно идет в нужном направлении. Четыре человека верхом на слонах загоняют тигра в узкую горловину ловушки, где уже ждет охотник. Однако на сей раз это не непальский король и не кто-либо из его вельмож. Роль охотника играет Дэвид Смит, научный руководитель акции «Спящий тигр», а вместо пули применяется стрела, пропитанная снотворным. После выстрела тигр проходит еще метров пятьдесят, прежде чем начнет действовать наркоз, а затем беспомощно опускается к земле. Теперь уже видно, что это — тигрица. Ей надевают на шею мини-передатчик, ставят на ухо номер несмываемой краской и делают отрезвляющий укол.

Таким образом животное, бродя по джунглям, сообщает ученым информацию о своем движении, о размерах своих охотничьих угодий и так далее. Батарейки передатчика хватает на пять лет. Цель всей акции — спасение бенгальского тигра от полного истребления. Еще шестьдесят лет назад в зоне между Кавказом. Тихим океаном, Суматрой и Сибирью жило свыше ста тысяч тигров. Теперь же, в результате неравной и безнадежной борьбы с теснящим их человеком, тигров осталось всего четыре тысячи. Из восьми видов тигров можно спасти только два, от силы три. Величественный и прекрасный бенгальский тигр, суверенный владыка джунглей, относится к одному из этих спасаемых видов.

В Индии, где в 1972 году жило 1827 экземпляров бенгальского тигра, охота на него запрещена, помимо этого бенгальский тигр был провозглашен «национальным животным». Закон запрещает также покупку, продажу и экспорт тигровых шкур. Для спасения бенгальского тигра в Индии и Непале устроены так называемые «тигровые резервации» площадью в среднем 300 квадратных километров, они дают тиграм возможность жить ничем не нарушаемой извне жизнью. Однако площади этих резерваций столь велики, что найти для них не заселенные человеком области было трудно. Пришлось пойти на переселение шестнадцати деревень. Это вызвало ряд критических выступлений на тему, кому же отдается преимущество — человеку или зверю. Отдавая пригодную для обработки землю красивому, но, в сущности, бесполезному животному, не перегибает ли правительство палку? И если в Западной Европе производятся сборы пожертвований в пользу исчезающих тигров, то не стоит ли лучше обратить эти средства на помощь голодающим людям, живущим в непосредственной близости от этих тигров? Но ответ защитников природы весьма категоричен: «Что вредит тигру, вредит и человеку, поскольку мероприятия по охране окружающей среды — первоочередная задача человека. Попытка спасения тигров путем помещения их в резервации служит прежде всего делу спасения жизненного пространства самого человека, которое находится под угрозой из-за увеличения вырубки лесов и уменьшения площадей, пригодных для земледелия. Что же касается переселяемых деревень, то на новых местах их обитателям будут обеспечены надлежащие условия для создания более высокого жизненного уровня».