По следам Збручского идола

Мы долго идем по мрачному, дремучему лесу. Местные с нами не пошли — опасаются этих мест, и мы идем одни, ищем гору Богит. Поднимаемся на всхолмления, продираемся сквозь тесные заросли и не находим. Наконец слышим радостный крик Марины Ягодинской, сотрудницы Тернопольского краеведческого музея: «Нашла, нашла!» И вот он перед нами, культовый центр язычников, огромное святилище древних славян. Густой лес, каменные валы, заросшие мхом, недвижная, глухая тишина, уснувшее царство.

И начались раскопки.

В августе 1848 Года после продолжительной засухи, когда в реке Збруч (притоке Днестра), служившей тогда границей между Россией и Австрией, сильно понизился уровень воды, пограничная австрийская стража заметила выступающую из воды... шляпу. При ближайшем рассмотрении оказалась она каменной и покрывала четырехгранный каменный столб высотой два метра шестьдесят семь сантиметров. О своей находке пограничники сообщили местному помещику в село Лычковцы (теперь Гусятинский район Тернопольской области УССР). Потребовалось три пары волов, чтобы вытянуть этот столб из воды. Через некоторое время каменный обелиск, увенчанный четырехликой головой, покрытой высокой круглой шапкой, с вырезанными на его четырех гранях изображениями приобрел любитель древностей М. Потоцкий. Он сообщил о находке в научное общество, в Краков. В 1851 году обелиск перевезли в Краковский музей, где и по сей день он занимает почетное место.

В научном мире обелиск получил название Збручского идола, или Святовита, бога балтийских славян. Стоит ли говорить, что он вызвал огромный интерес в научном мире. Интерес этот и поныне не угас — рельефные изображения, покрывающие все четыре стороны обелиска, не дают покоя специалистам. Это единственное найденное на славянских землях изваяние, где рельефные изображения так сложно и продуманно скомпонованы. Все известные идолы, которым поклонялись славяне-язычники, гораздо примитивнее. В письменных источниках лишь упоминаются многочисленные языческие боги, а описания их очень кратки. Например, Перун — деревянный, а голова его — серебряная, а ус — золотой («Повесть временных лет»).

Збручский идол — произведение искусства. Изображения на его гранях разделены на- три горизонтальных яруса, и исследователи вполне обоснованно утверждают, что это связано с представлениями язычников о делении Вселенной на три части: небо — мир богов (верхний ярус); землю, где живут люди (средний ярус); и подземный мир, таинственные обитатели которого держат на себе землю (нижний ярус). В верхнем ярусе на каждой из четырех сторон обелиска изображены в полный рост фигуры четырех божеств, увенчанных одной общей шапкой. На главной, лицевой стороне помещено женское божество (возможно, богиня плодородия) с турьим рогом в правой руке. На другой грани — Мужская фигура, держащая слегка изогнутую саблю с перекрестием (такого типа сабли были распространены в IX—XI веках). Рядом — фигура коня. На тыльной стороне — изображение мужского божества, и на четвертой грани женское божество с кольцом в .руке. В среднем ярусе изображены чередующиеся фигуры мужчин и женщин, а в нижнем — три фигуры усатых мужчин.

Расшифровка изображений Збручского идола как символов представления о трехъярусном строении мира особых возражений в научном мире не вызывает. Но относительно назначения идола, времени его создания, этнической принадлежности существует много самых различных мнений. Нечто, похожее на Збручского идола, искали среди изображений тюркских кочевников, народов Тибета, Японии, Китая, Монголии, Греции, Германии, кельтов, западных славян и других стран и народов. Некоторые буржуазные исследователи пытались доказать, что место, где найден идол, было ареной деятельности кочевников, а о славянах же не упоминали вовсе. Как бы горячи ни были споры, решить, к какому времени и какому народу принадлежит Збручский идол, можно лишь после тщательного археологического обследования окрестностей и, конечно, точного определения места, где он стоял. Этого до последнего времени не было сделано, и такую задачу поставила перед собой Прикарпатская экспедиция Института археологии АН СССР- Экспедиция — это три взрослых человека, два профессиональных археолога, авторы статьи, и третий — Марина Ягодинская, сотрудница Тернопольского краеведческого музея, которая и произнесла слово «нашла», а остальные — молодежь, студенты и школьники, те, кого привлекает романтика археологических работ и перспектива немного заработать.

Мы решили, что такой сложный памятник, как Збручский идол, должен был украшать крупное языческое святилище.

Древние авторы свидетельствуют, что славянские святилища были ограждены. Арабский путешественник Ибн-Фадлан, описывая святилище русов X века на Волге, говорит, что оно состоит из «...высокой воткнутой деревяшки, у которой (имеется) лицо, похожее на лицо человека, а вокруг нее маленькие изображения, а позади этих изображений — (стоят) высокие деревяшки, воткнутые в землю». «Деревяшки, воткнутые в землю»,— это частокол, на колья которого при жертвоприношениях, как писал тот же автор, «вешали головы рогатого скота и овец». Ограждали свои святилища и западные славяне. Немецкий хронист Гельмольд писал, что Староградское святилище было окружено «тщательно отделенной оградой с двумя воротами».

Из других источников можно узнать, что ограждения языческих святилищ были не только деревянными, но и земляными. В сочинении «Память и похвала князю Владимиру» говорится: князь «храмы идольские и требища всюду раскопа и посече и идолы сокрушил». Требище — это вся огражденная площадь, на которой совершались моления, находились идолы и жертвенники. Эти требища — святилища, как свидетельствует упомянутый документ, были ограждены, помимо деревянных стен, которые при уничтожении в связи с принятием христианства нужно было рубить («посече»), и земляными валами, так как их приходилось раскапывать («всюду раскопа»). Но главное, что из этого документа следует, — это что у славян были городища-святилища, то есть культовые места, огражденные валами.

Городища-святилища восточных славян изучены очень плохо, и потому, прежде чем приступать к поискам Збручского святилища, нужно было определить археологические признаки такого рода памятников.

Мы, авторы статьи, занимались этим долго, около тридцати лет. Тщательно обследовали памятники западных областей Украины. Последние же годы наша экспедиция обследовала славянорусские городища на Днестре и Пруте.

В ходе поисков удалось выделить шесть типов городищ-святилищ. Небольшие площадки этих городищ, обычно круглой или овальной формы, не были застроены жилищами, а предназначались для идолов, это были капища («кап» — древнее наименование идола). Площадки окружены невысокими валами, не имевшими оборонительного значения, а на их плоских вершинах горели огни и язычники приносили жертвы богам. Площадки-алтари устраивались и на плоском дне рвов, которые также ограждали города-святилища. Рядом с капищами, иногда между концентрически расположенными валами и рвами, стояли большие дома общественного назначения. В таких домах, как свидетельствуют письменные источники и этнографические данные, собирались для трапез, свадеб, поминальных пиров, исполнения магических обрядов.

Теперь, когда главные археологические признаки городищ-святилищ нам стали известны, можно было приступить к поискам на реке Збруч, в том районе, где был найден знаменитый идол. Берега здесь холмистые, перерезаны глубокими оврагами и поросли старым Лесом. Местность называется Медоборы. Самый высокий в Медоборах холм в полутора километрах от пункта, где нашли идол, здешние жители называют горой Богит. Ее-то, как уже сказано в начале статьи, мы и искали, отправившись сюда.

Еще в 1848 году М. Потоцкий, первым обративший внимание на Збручского идола, обошел окрестности и высказал предположение, что идол мог стоять именно на Богите.

И, конечно, с того времени тут побывало множество самых разных людей. Но, очевидно, не так просто было найти эту гору.

Оказалось, что первоначальное городище очень древнее — его валы сложены из камней еще в скифское время (V—IV века до новой эры). В древнерусское время, в X веке, восточные славяне (по летописи, тут жили волыняне) устроили на месте городища языческое святилище. Здесь все заросло лесом, и благодаря этому древние сооружения дошли до нас в почти не потревоженном виде. Наверху городища- святилища находилось капище — площадка 70 на 50 метров, на которой были устроены алтари.

В самом высоком месте капища стоял идол. Его пьедестал, диаметром 9 метров, возвышался над окружающей площадью на полметра, и почти в его центре сохранилась квадратная яма, вполне соответствующая по размерам квадратному основанию Збручского идола. Вокруг каменного пьедестала — восемь жертвенных ям, ряд которых прерывался лишь с севера, где оставлен проход к идолу, тщательно выложенный каменными плитами. Жертвенные ямы довольно большие. В двух открыты погребения мужчин в возрасте около шестидесяти лет и еще в двух найдены скелеты детей двух-трех лет. Среди камней много разбитой посуды X—XII веков, кости животных, угли.

Это довольно сложное сооружение могло быть вполне достойным основанием для величественного Збручского идола.

Оно напоминает языческое святилище в Перыни под Новгородом, раскопанное в пятидесятых годах. Там круглое возвышение также было окружено рвом с восемью ямами, а в центре стоял идол Перуна, сброшенный после принятия христианства в озеро Ильмень. В отличие от Збручского сооружение в Перыни, выкопанное в песке без всяких каменных конструкций, было немного больше, но гораздо хуже сохранилось, и его очертания восстанавливались по фрагментам.

На капище Збручского святилища рядом с пьедесталом для идола был устроен еще жертвенник — курган из камней, обставленный большими каменными плитами. В Цейтре — углубление, постепенно заполнявшееся жертвоприношениями: костями животных, разбитой посудой, обломками стеклянных браслетов.

За пределами капища, но на территории, окруженной дополнительными культовыми валами и рвами, были еще обнаружены два больших общественных дома и рядом с каждым из них — ритуальные колодцы, выбитые в скале; здесь же находились жилища-полуземлянки и могильник с трупосожжениями.

Большие дома (60—80 метров в длину) представляли собой наземные постройки столбовой конструкции, стены которых были обмазаны глиной. Дома предназначались для отправления языческих культов, возможно, для поминания усопших предков, поклонение которым занимало в языческих верованиях славян видное место. Рядом с одним из домов находилось помещение с большой глинобитной печью, предназначенной для выпечки хлеба.

Жилища-полуземлянки, расположенные на городище, на священной земле, отличаются от обычных для этого времени славянских жилищ. Они небольшие, отапливались открытыми очагами. В то же время полуземлянки на городище, судя по находкам горшков и мисок, кухонных отбросов, использовались как постоянные жилища. Возможно, в X—XI веках в этих полуземлянках и жили служители языческого культа. В это время жрецы (в летописях они названы «волхвы») жили обособленно, совершали жертвоприношения, занимались гаданиями, разрабатывали религиозные правила и ритуалы, изготовляли предметы культа (возможно, и Збручский идол был сделан здесь одним из жрецов из местного камня), выпекали ритуальный хлеб и т. п. Не исключено, что власть жрецов распространялась и на население окружавших городище-святилище поселений,— здесь обнаружено пять селищ, примыкающих к городищу.

Но открытия на этом не закончились. В 1985 году экспедиция расширила территорию своих исследований и в пяти километрах от Богита обнаружила на реке Збруч в тех же Медоборах второе городище-святилище. Называют его местные жители Звенигородом. Такой же высокий холм, каменные валы, сооруженные в скифское время, позднее использованные славянами.

Второе Збручское святилище гораздо больше первого — оно простирается с севера на юг на 700 метров и с запада на восток до 450 метров, и структура городища более сложная — его валы образуют разветвленную систему и ограничивают несколько отдельных площадок, на одной из которых, в самой верхней части городища, находилось не одно, как в Боги- те, а три капища. Одно было раскопано полностью. Здесь специально спланированная горизонтальная площадь круглой формы диаметром 10 метров. Ее поверхность вымощена камнями, а в центре естественная скала, подтесанная сверху. На камнях горели огни и разбрасывались дары богам: серебряные височные кольца, стеклянные браслеты, замки, ключи, топоры, стрелы, косы, ножи, серебряная иконка с изображением богоматери Оранты, обломки посуды, кости животных, куски черепа человека.

Найденные вещи имеют явно культовое назначение. Замки и ключи всегда считались символами сохранности, оберегающими их владельцев от злых сил,— режущие и колющие предметы служили защитой от врагов. Серебряные и стеклянные украшения были любимы женщинами, они носили их и приносили в жертву богу. Иконка — христианский символ — также была отдана языческому богу как более почитаемой и мощной силе. Коровы, овцы, лошади — обычные жертвенные- животные.

Рядом с капищем находился большой общественный дом такой же конструкции, как и на Богите. На его каменном полу был устроен очаг, а рядом лежали кости животных и все те же предметы, которые служили жертвоприношениями. Такие же общественные дома были расположены рядом с другими капищами, и в них также найдено много вещей. В одном из домов обнаружены кости нескольких человек и среди них — скелеты детей лет семи. По-видимому, эти большие общественные дома использовались для жертвоприношений.

На городище открыты и другие постройки, где приносились жертвы. Это сравнительно небольшие прямоугольные помещения с полом, углубленным в землю, и со стенами из столбов. В одном из них на полу около очага лежали обожженные зерна ржи и проса и рядом с ними — два перекрещивающихся серпа, сверху был положен череп человека и обожженные кости. В стороне у стены лежали части скелета другого человека, также обсыпанные пережженным зерном. Все обряды, совершаемые в этом помещении, вероятно, связаны с земледельческим культом плодородия. Подтверждением этому служат и устроенные в стенах помещения с большими округлыми печами, служившими для выпечки хлеба. Это помещение было сооружено на месте, где в более раннее время находилось несколько таких хлебных печей. Обряды в этом помещении совершались несколько раз, и в каждом случае остатки старых жертвоприношений засыпались землей и снова разжигался огонь. При засыпке сюда были положены дорогие вещи — массивный серебряный браслет и четыре височных кольца, сделанных из золотой проволоки с нанизанными на нее золотыми бусинами. Найдены здесь и другие вещи, в том числе тот же символ сохранности — замок.

В других жертвенных помещениях на городище также открыты хлебные печи и найдены многочисленные вещи. В одном находился скелет подростка лет одинанадцати, положенный на бок в скорченном, «утробном» положении; в другом - костяк коровы.

К городищу-святилищу Звенигород так же, как и святилищу в Богите, примыкали пять селищ. На них открыты обычные для славян этого времени и территории жилища-полуземлянки с характерными печами-каменками. Здесь же — ремесленные мастерские с очагами и рабочими площадками, сложенными из камней.

Таким образом, там, где обнаружен Збручский идол, находился большой культовый центр славян-язычников, состоящий из двух городищ-святилищ и примыкающих к ним поселений. Оба городища возникли в скифское время, а славянами использовались с X—XI веков, но наиболее интенсивно в первой половине XII века, хотя отдельные жертвоприношения совершались вплоть до XVII века; затем это место было использовано уже христианами. В XII веке происходило возрождение язычества, на что исследователи уже давно обращали внимание при анализе других источников. Язычество с принятием христианства в X веке не было побеждено, и в период феодальной раздробленности на Руси усиливало свои позиции, святилища вновь были возрождены и действовали. Это теперь нашло вещественное подтверждение.

Окончательно решены и споры о принадлежности Збручского идола. Он был сделан славянами из местного известняка в X веке и, вероятно, стоял на святилище вплоть до XIII века. Его убрали и спрятали около реки Збруч сами язычники, очевидно, в связи с какой-то опасностью, угрожавшей идолу. Он был отвезен на полтора километра сторону, и его сумели сохранить в неповрежденном виде. Все полученные при раскопках данные — характер жилых построек, находки вещей и керамики — свидетельствуют, что идол изготовлен восточными славянами и нет никаких оснований называть его Святовитом — божеством балтийских (западных) славян. Вполне возможно, что автор «Слова о том, како погане сущи языци кланялися идолам» имел в виду именно изображения типа Збручского идола, когда писал, что восточные славяне «начата требы класти роду и рожаницам».