Неуловимый незнакомец

У каждого времени есть свои «магические» слова, высвечивающие основные векторы его интересов. Для семидесятых годов одним из таких слов стало «среда», не в привычно академическом его значении, принятом в естественнонаучных дисциплинах, а в сопряжении с процессами архитектурно- художественной деятельности. Его непременными спутниками оказались отныне повторяемые на разный манер, но родственные друг другу по смыслу: «городская среда», «среда жизнедеятельности человека», «средовой подход» или «предметно-пространственная среда». По степени популярности они могут быть сравнимы, пожалуй, с не менее примечательным словом «синтез», звучавшим как заклинание в эпоху шестидесятых. Одно время оба понятия даже соперничали, концентрируя вокруг себя разный круг людей и представлений. Однако равновесие длилось недолго. На каком-то этапе, обнаружив свою исчерпанность, «синтез» уступил «среде», войдя в нее одним из составных ее элементов. Победа была налицо, но вот лицо-то победителя — какое оно? Целое десятилетие специалисты разных областей науки пытались его нарисовать. Итогом этих усилий можно рассматривать книгу А. В. Иконникова «Искусство, среда, время.

Активный участник всех перипетий с «неуловимым незнакомцем» А. В. Иконников сменил немало профессий за это время, обнаружив способности не только теоретика архитектуры, каким он был всегда, но и историка, и эстетика, и социолога, и художественного критика. Универсализм исследуемого явления потребовал и от исследователя универсальных познаний. Рождению книги предшествовало появление в разных изданиях серии статей, число которых непросто теперь подсчитать. Написанные по разному поводу, все они тем не менее оказались, как это сегодня можно видеть, разными заходами к одному и тому же — к теме «среды».

Пожалуй, это первое обобщающее исследование о среде, «учебник» в лучшем значении этого слова. У нас есть книги по истории отдельных видов (и даже жанров) изобразительного искусства, архитектуры, костюма и т. д. Но историю «среды» еще никто не пытался написать. Можно сказать, что это первое издание «об искусстве среды, объединенной пространственной системой города», рассмотренной на всех уровнях ее организации. Исследование, включающее и архитектуру, и искусство, и быт, и многое другое, что могло бы стать темой для отдельных книг. «Среда,— пишет Иконников,— стала понятием, через которое раскрывается связность мира в нашем обычном, «земном» восприятии, понятием, которым выражается связь микрокосмоса нашего «я» с общественным бытием и беспредельностью Вселенной. Это понятие объединяет искусство и неискусство; живую, текучую, меняющуюся жизнь и ее статичную оболочку. Бытие среды сцепляет воедино пространство, время и движение».

О среде, как о всяком сложном явлении, можно говорить с разных точек зрения. «В сложной совокупности проблем совершенствования городской среды,— пишет автор,— особого внимания заслуживают те, что связаны с интегрирующей ролью художественного начала. Такое утверждение — не отражение субъективных представлений. В современном мире с его углубляющейся специализацией отраслей производства и видов деятельности искусство сохраняет роль фактора интеграции. Только оно способно дать ощутимые, предметные формы тому идеалу, «городу мечты», который может стать общим ориентиром для разных видов деятельности, направленных к организации среды, его средства могут открыть путь единения жизни и ее пространственной оболочки».

Эта мысль определяет состав материала книги, ее масштаб. Она же придает ту актуальность, которая делает книгу и своевременной, и интересной.