Банк на будущее

В последнее время много говорят о защите окружающей среды, о сохранении исчезающих видов животных, птиц, насекомых, растений и т. д. Но конкретных идей и предложений по этому поводу что-то немного. Я догадывался, что они где-то существуют и зреют. Однако где, у кого? И вот мне повезло.

Произошло это в городе Пущиио-на-Оке. В кармане у меня командировка в Институт биофизики на конференцию по фотосинтезу. Попутно я должен был сделать портрет Бориса Николаевича Вепринцева для рубрики «Фотоокно «Знание — сила». Встретил меня Борис Николаевич настороженно и попытался отговорить от задуманного. Я был настойчив, напирая на задание редакции, и Борис Николаевич уступил Осмотрев все помещения лаборатории, мы остановили выбор на подвале, где в различных по величине аквариумах, садках и террариумах благоденствовала всевозможная подопытная живность. Фотосъемка требовала некоторой подготовки, и мы договорились о встрече на следующий день. В условленный час снимок был сделан, он перед вами. Знакомьтесь — Борис Николаевич Вепринцев, биофизик, профессор, доктор биологических наук, лауреат Государственной премии СССР, заведующий лабораторией биофизики клетки Института биологической физики АН СССР, председатель рабочей группы консервации геномов Международного союза охраны природы. Остановимся на последней строчке представления. На XIV Генеральной ассамблее Международного союза охраны природы и природных ресурсов в 1978 году в Ашхабаде Борис Николаевич сделал доклад «Можно ли получить животных из глубоко замороженных клеток». Сообщение сразу же заинтересовало большой круг ученых. На ассамблее была создана рабочая Группа консервации генома исчезающих видов животных и растений. Борис Николаевич был единогласно избран ее председателем. В Группу консервации генома вошли крупные ученые мира, такие, как Кристофер Польш, Энн Макларен, Дэвид Виттингем, Стефан Сигер. Была создана программа работ, сформулированы основные задачи и начаты экспериментальные исследования. Особая роль в этой программе отводится межвидовой трансплантации эмбрионов. Эмбрион извлекают в то время, когда он еще не связан с организмом матери. Накопленный опыт показывает: животные, выращенные из замороженных эмбрионов, полноценны. Если и бывают некоторые нарушения структуры, клеток, то их нейтрализуют восстановительные возможности зародыша, которые так сильны, что из эмбриона, разделенного на две части, можно получить двух нормальных детенышей. Метод этот в наши дни начинает успешно внедряться в практику животноводства. Эти работы подвели Бориса Николаевича к идее создать низкотемпературный банк для сохранения на сотни лет генетической информации исчезающих видов животных, растений и их одомашненных разновидностей. Он считает, что это крайняя, безотлагательная мера с целью сохранения генетической информации исчезающих видов, обеспечивающая таким образом принципиальную возможность их воссоздания и восстановления в будущем. Утрата каждого вида влечет за собой необратимую потерю существенной части генетических ресурсов Земли, выполненных за многие миллионы лет эволюции.

План его предельно ясен и прост. Стратегия сохранения генетических ресурсов Земли предусматривает три уровня: сохранение видов в естественных биоценозах, разведение животных и растений в искусственных условиях, криоконсервацию клеток, несущих генетическую информацию.

Планы планами, а какие достижения мы имеем в этой области сегодня? Исследования действия низких температур на живое составили содержание целой науки — криобиологии, которая научилась сохранять некоторые геномы растений в глубокозамороженном состоянии в виде семян, клеток меристемы (ткань, образованная активно делящимися клетками), ростовых точек растений и пыльцы. После размораживания и культивирования они дают плодоносящие растения. Что же касается консервации геномов животных, то криобиология здесь широким фронтом ведет изыскания по всем направлениям. Вот некоторые из них: физиологическая консервация (временная остановка развития зародыша), глубокое замораживание биологических объектов (сперматозоидов, яйцеклеток, зародышей, соматических клеток и т. д.).

Изучены и определены все этапы работы по получению живых размножающихся животных из консервированных клеток. Каждый этап уже осуществлен хотя бы на одном виде животных, из чего следует, что нет принципиальных препятствий для ее полного осуществления. И хотя сегодня этого сделать еще нельзя, но есть обнадеживающие прогнозы на будущее. Все вышесказанное приводит нас к такой мысли, что откладывать создание генетического банка нельзя, фактор времени в этой области имеет решающее значение. То, что не сохраним сегодня, не будем иметь завтра. Это та редчайшая задача, где интересы науки, практики и будущего человечества слиты в единое целое. Мы не ставим точку: лицо будущего, память о прошлом — тема для особого разговора.