Киевское княжество

Ки́евское кня́жество — княжество в феодальной Руси и в Литовско-Русском государстве.

Содержание

Территория

До середины XII века Киевское княжество занимало значительные пространства на Правобережье Днепра: почти весь бассейн Припяти и бассейна Тетерева, Ирпеня и Роси. Только позднее Пинск и Туров обособились от Киева, а земли западнее Горыни и Случи отошли к Волынской земле.

Тюрки на киевских землях

Особенностью Киевского княжества было большое количество старых боярских вотчин с укреплёнными замками, сосредоточенных в старой земле полян на юг от Киева.

Для защиты этих вотчин от половцев ещё в XI веке по реке Роси были поселены значительные массы кочевников, изгнанных половцами из степей: торков, печенегов и берендеев, обьединённых общим именем — Черные Клобуки. Они как бы предвосхищали будущую пограничную дворянскую конницу и несли пограничную службу на огромном степном пространстве между Днепром, Стугной и Росью. По берегам Роси возникли города, заселённые черноклобуцкой знатью (Юрьев, Торческ, Корсунь, Дверен и др.). Защищая Русь от половцев, торки и берендеи постепенно воспринимали русский язык, русскую культуру и даже русский былинный эпос.

Столицей полуавтономного Поросья был то Канев, то Торческ, огромный город с двумя крепостями на северном берегу Роси.

Черные клобуки играли важную роль в политической жизни Руси XII века и нередко влияли на выбор того или иного князя. Бывали случаи, когда Черные клобуки гордо заявляли одному из претендентов на киевский престол: "В нас ти есть, княже, и добро и зло, то есть, что достижение великокняжеского престола зависит от них, постоянно готовых к бою пограничных конников, расположенных в двух днях пути от столицы.

История

За полвека, что отделяет «Слово о полку Игореве» от времени Мономаха, Киевское княжество прожило сложную жизнь.

В 1132 году, после смерти Мстислава Великого, от Киева одно за другим стали отпадать русские княжества: то из Суздаля прискачет Юрий Долгорукий, чтобы захватить Переяславское княжество, то соседний черниговский Всеволод Ольгович вместе со своими друзьями половцами «поидоша воюючи села и городы… и люди секуще даже и до Киева придоша…». Новгород окончательно освободился от' власти Киева. Ростово-Суздальская земля действовала уже самостоятельно. Смоленск по своей воле принимал князей. В Галиче, в Полоцке, в Турове сидели свои особые князья. Кругозор киевского летописца сузился до киево-черниговских конфликтов, в которых, правда, принимали участие и византийский царевич, и венгерские войска, и берендеи, и половцы.

После смерти незадачливого Ярополка в 1139 году. На киевский стол сел еще более незадачливый Вячеслав, но продержался всего лишь восемь дней — его выгнал Всеволод Ольгович, сын Олега Гориславича.

Киевская летопись изображает Всеволода и его братьев хитрыми, жадными и криводушными людьми. Великий князь вел непрерывно интриги, ссорил родичей, жаловал опасным соперникам далекие уделы в медвежьих углах, чтобы удалить их от Киева.

Попытка вернуть Новгород Киеву не увенчалась успехом, так как новгородцы выгнали Святослава Ольговича «про его злобу», «про его насилье».

Игорь и Святослав Ольговичи, братья Всеволода, были недовольны им, и все шесть лет княжения прошли во взаимной борьбе, нарушениях присяги, заговорах и примирениях. Из крупных событий можно отметить упорную борьбу Киева с Галичем в 11441146 гг.

Всеволод не пользовался симпатиями киевского боярства; это отразилось и в летописи, и в той характеристике, которую взял из неизвестных нам источников В. Н. Татищев: "Сей великий князь ростом был муж велик и вельми толст, власов мало на главе имел, брада широкая, очи немалые, нос долгий. Мудр (хитер. — Б. Р.) был в советах и cyдax, для того — кого хотел, того мог оправдать или обвинить. Много наложниц имел и более в веселиях, нежели расправах упражнялся. Чрез сие киевлянами от него тягость была великая. И как умер, то едва кто по нем, кроме баб любимых, заплакал, а более были рады. Но при том более тягости от Игоря, ведая его нрав свирепый и гордый, опасались.

Главный герой «Слова о полку Игореве» — Святослав Киевский — был сыном этого Всеволода.

Всеволод умер в 1146 году. Дальнейшие события ясно показали, что главной силой в княжестве Киевском, как и в Новгороде и в других землях в это время, являлось боярство.

Преемник Всеволода, его брат Игорь, тот самый князь свирепого нрава, которого так опасались киевляне, вынужден был присягнуть им на вече «на всей их воле». Но не успел еще новый князь отъехать с вечевого собрания к себе на обед, как «кияне» бросились громить дворы ненавистных тиунов и мечников, что напоминало события 1113 года.

Руководители киевского боярства, Улеб тысяцкий и Иван Воитишич, тайно послали посольство r князю Изяславу Мстиславичу, внуку Мономаха, в Переяславль с приглашением княжить в Киеве, и когда тот с войсками подошел к стенам города, бояре повергли свой стяг и, как было условлено, сдались ему. Игоря постригли в монахи и сослали в Переяславль. Началась новая стадия борьбы Монамашичей и Ольговичей.

Умный киевский историк конца XII века игумен Моисей, располагавший целой библиотекой летописей различных княжеств, составил описание этих бурных лет (11461154 гг.) из отрывков личных хроник враждовавших князей. Получилась очень интересная картина: одно и то же событие описано с разных точек зрения, один и тот же поступок одним летописцем описывался как внушенное богом доброе дело, а другим — как козни «вселукавого дьявола».

Летописец Святослава Ольговича тщательно вел все хозяйственные дела своего князя и при каждой победе его врагов педантично перечислял, сколько коней и кобыл угнали враги,. сколько погорело стогов сена, какая утварь была взята ~ в церкви и сколько корчаг вина и меда стояло в княжеском погребе.

Особенно интересен летописец великого князя Изяслава. Мстиславича (1146-1154 гг.). Это человек, хорошо знавший военное дело, участвовавший в походах и военных советах, выполнявший дипломатические поручения своего князя. По всей вероятности, это боярин, киевский тысяцкий Петр Бориславич, много раз упоминаемый в летописях. Он ведет как бы политический отчет своего князя и старается выставить его в наиболее выгодном свете, показать хорошим полководцем, распорядительным правителем, заботливым сюзереном. Возвеличивая своего князя, он умело чернит всех его врагов, проявляя незаурядный литературный талант. Для документирования своей летописи-отчета, предназначенного, очевидно, для влиятельных княжеско-боярских кругов, Петр Бориславич широко использовал подлинную переписку своего князя с другими князьями, киевлянами, венгерским королем и своими вассалами. Он использовал также протоколы княжеских съездов и дневники походов. Только в одном случае он расходится с князем и начинает осуждать его — когда Изяслав поступает против воли киевского боярства.

Княжение Изяслава было заполнено борьбой с Ольговичами, с Юрием Долгоруким, которому дважды удавалось ненадолго овладеть Киевом.

В процессе этой борьбы был убит в Киеве, по приговору вече, пленник Изяслава князь Игорь Ольгович. (1147 г.)

В 1157 г. умер в Киеве Юрий Долгорукий. Предполагают, что суздальский князь, нелюбимый в Киеве, был отравлен.

Во время этих усобиц середины XII века неоднократно упоминаются будущие герои «Слова о полку Игореве» — Святослав Всеволодич и его двоюродный брат Игорь Святославич. Пока еще это третьестепенные молодые князья, ходившие в бои в авангардных отрядах, получавшие небольшие города в удел и «целовавшие крест на всей воле» старших князей. Несколько позднее они закрепляются в крупных городах: с 1164 г. Святослав в Чернигове, а Игорь в Новгород-Северском. В 1180 г., уже незадолго до событий, описанных в «Слове о полку Игореве», Святослав стал великим князем киевским.

В связи с тем, что Киев часто являлся яблоком раздора между князьями, киевское боярство заключало с князьями «ряд» и ввело любопытную систему дуумвирата, продержавшуюся всю вторую половину XII века. Дуумвирами-соправителями были Изяслав Мстиславич и его дядя Вячеслав Владимирович, Святослав Всеволодич и Рюрик Ростиславич. Смысл этой оригинальной меры был в том, что одновременно приглашались представители двух враждующих княжеских ветвей и тем самым отчасти устранялись усобицы и устанавливалось относительное равновесие. Один из князей, считавшийся старшим, жил в Киеве, а другой — в Вышгороде или Белгороде возле Киева (он распоряжался землей). В походы они выступали совместно и дипломатическую переписку вели согласованно.

Киевского князя Святослава Всеволодича (1180—1194 гг.) «Слово» характеризует как талантливого полководца. Его кузены, Игорь и Всеволод Святославичи; своей торопливостью побудили то зло, с которым незадолго перед этим удалось справиться Святославу, их феодальному сюзерену.

Соправителем Святослава был, как сказано, Рюрик Ростиславич, княживший в «Русской земле» с 1180 по 1202 г., а потом ставший на некоторое время князем киевским.

После смерти Святослава, когда Рюрик стал княжить в Киеве, его соправителем по «Русской земле», то есть южной Киевщине, стал ненадолго его зять Роман Мстиславич Волынский (праправнук Мономаха). Он получил лучшие земли с городами Треполем, Торческом, Каневом и другими, составлявшие половину княжества. Однако этой «лепшей волости» позавидовал Всеволод Большое Гнездо, князь Суздальской земли, желавший быть в какой-то форме соучастником управления Киевщиной.

Началась длительная вражда между Рюриком, поддерживавшим Всеволода, и обиженным Романом Волынским. Как всегда, в усобицу быстро были втянуты и Ольговичи, и Польша, и Галич. Дело кончилось тем, что Романа поддержали многие города, Черные Клобуки, и, наконец, в 1202 г. «отвориша ему кыяне ворота».

В первый же год великого княжения Роман организовал поход в глубь Половецкой степи.

Рюрик не остался в долгу и 2 января 1203 г. в союзе с Ольговичами и «всею Половецкою землею» взял Киев. Очевидно, Рюрик не надеялся закрепиться в Киеве, если так ограбил его и ушел в свой собственный замок в Овруче.

В том же году после совместного похода на половцев в Треполе Роман захватил Рюрика и постриг в монахи всю его семью (включая и свою собственную жену, дочь Рюрика). Но Роман недолго правил в Киеве — в 1205 г. он был убит поляками, когда на охоте в своих западных владениях заехал слишком далеко от своих дружин.

Усобицы вокруг Киева продолжались и в те годы, когда на Русь напали татары-монголы. За время от битвы на Калке в 1223 году до прихода Батыя под Киев в 1240 году сменилось много князей. В 1238 году киевский князь Михаил бежал, боясь татар, в Венгрию.

Литовский период

Осенью 1240 г. Батый взял Киев, которым владел тогда Даниил Галицкий. С тех пор мы имеем очень мало данных о судьбах Киевской земли. Это дало некоторым ученым повод утверждать, что после татарского нашествия княжеская земля опустела, население ушло на север, и только позднее явились сюда новые колонисты с запада, предки нынешнего малорусского населения страны. Такое мнение, опирающееся более на априорные положения и филологические домыслы, не встречает подтверждения в тех немногих сведениях об истории Киевской земли, какие дошли да нас за время от 2-й половины XIII до начала XIV в. Киевская земля, без сомнения, сильно пострадала от татар, но едва ли более, чем другие русские земли. Батый отдал разоренный Киев суздальскому князю Ярославу Всеволодовичу, и в 40-х гг. XIII в. в Киеве сидит боярин этого князя. В 1331 г. упоминается К. князь Федор. Около этого времени Киевское княжество входит в состав литовско-русского государства. Относительно даты этого события мнения расходятся: одни принимают дату Стрыйковского — 1319-20 гг., другие относят завоевание Киева Гедимином к 1333 г., наконец, некоторые (В. Б. Антонович) вовсе отвергают факт завоевания Киева Гедимином и приписывают его Ольгерду, датируя 1362-м годом. Несомненно, что после 1362 г. в Киеве сидел сын Ольгерда, Владимир, который отличался своей преданностью православию и русской народности. Владимир, кажется, не нравился ни Ягайло, ни Витовту и в 1392 г. был заменен другим Ольгердовичем, Скиргайлом. Но и Скиргайло был проникнут русскими симпатиями; при нем Киев делается центром русской партии в литовском государстве. Скиргайло скоро умер, и литовский великий князь Витовт не отдал Киева в удел никому, а назначил туда наместника. Только в 1440 г. восстановлен был Киевский удел; князем посажен был сын Владимира, Олелько (Александр). После смерти его великий князь Казимир не признал вотчинных прав его сыновей на Киевскую землю и отдал ее только как пожизненный лен старшему из них, Симеону. И Олелько, и Симеон оказали много услуг киевскому княжеству, заботясь о внутреннем его устройстве и охране его от татарских набегов. Среди населения они пользовались большой любовью, так что когда, после смерти Симеона, Казимир не передал княжение ни сыну его, ни брату, а прислал в Киев наместника Гаштольда, киевляне оказали было вооруженное сопротивление, но должны были покориться, хотя и не без протеста. В начале XVI столетия, когда князь Михаил Глинский поднял восстание с целью отторжения от Литвы русских областей, киевляне отнеслись к этому восстанию сочувственно и оказали Глинскому содействие, но попытка не удалась и К. земля окончательно вошла в число провинций Польско-Литовского государства.

В литовском периоде Киевское княжество простиралось на восток до Случи, на севере переходило за Припять (Мозырский повет), на востоке заходило за Днепр (Остерский повет); на юге граница то отступала до Роси, то достигала Черного моря (при Витовте). В эту пору Киевское княжество делится на поветы (Овручский, Житомирский, Звенигородский, Переяславский, Каневский, Черкасский, Остерский, Чернобыльский и Мозырский), которые управлялись наместниками, старостами и державцами, назначаемыми князем. Все жители повета подчинялись наместнику в военном, судебном и административном отношении, платили в его пользу дани и несли повинности. Князю принадлежала только верховная власть, выражавшаяся в предводительстве на войне ополчением всех поветов, праве апелляции к нему на суд наместника и праве раздачи поземельной собственности. Под влиянием литовских порядков начинает меняться и общественный строй. По литовскому праву земля принадлежит князю и раздается им во временное владение под условием несения государственной службы. Лица, получившие на таком праве участки земли, носят название "земян"; таким образом с XIV столетия в Киевской земле образуется класс землевладельцев. Этот класс сосредоточивается преимущественно в северной части княжества, более обеспеченной от татарских набегов и более выгодной для хозяйства, по обилию лесов. Ниже земян стояли "бояре", приписанные к поветовым замкам и несшие службу и разного рода повинности в силу своей принадлежности к этому классу, независимо от величины участка. Крестьяне ("люди") жили на землях государственных или земянских, были лично свободны, имели право перехода и несли натуральные повинности и денежные дани в пользу владельца. Этот класс стремится на юг, в незаселенные и плодородные степные поветы, где крестьяне были более независимы, хотя и рисковали пострадать от татарских набегов. Для защиты от татар из крестьян с конца XV столетия выделяются группы военных людей, обозначаемых термином "казаки". В городах начинает образовываться мещанское сословие. В последнее время существования Киевского княжества сословия эти только начинают обозначаться; резкой грани между ними еще нет, окончательно слагаются они уже позднее.

Внешняя политика

Внешняя политика Киевского княжества иногда определялась интересами того или иного князя, но, кроме того, было два постоянных направления борьбы, требовавших всегда готовности. Первое и главнейшее — это, разумеется, Половецкая степь, где во второй половине XII века создавались феодальные ханства, объединявшие отдельные племена. Обычно Киев координировал свои оборонительные действия с Переяславлем (находившимся во владении ростово-суздальских князей), и тем самым создавалась более или менее единая линия РосьСула. В связи с этим значение штаба такой общей обороны перешло от Белгорода к Каневу. Южные пограничные заставы Киевской земли, расположенные в Х в. на Стугне и на Суле, теперь продвинулись вниз по Днепру до Орели и Снепорода-Самары.

Вторым направлением борьбы было Владимиро-Суздальское княжество. Со времен Юрия Долгорукого северо-восточные князья, освобожденные своим географическим положением от необходимости вести постоянную войну с половцами, устремляли свои военные силы на подчинение Киева, используя для этой цели пограничное Переяславское княжество. Высокомерный тон владимирских летописцев иногда вводил в заблуждение историков, и они считали порою, что Киев в это время совершенно заглох. Особое значение придавалось походу Андрея Боголюбского, сына Долгорукого;на Киев в 1169 г.

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home