Кобейн, Курт Дональд

Курт Дональд Кобейн
Kurt Donald Cobain
[[Изображение:{{{Лого}}}|200px]]
Настоящее имя {{{Настоящее_имя}}}
Дата рождения 20 февраля 1967
Место рождения Абердин, штат Вашингтон, США
Дата смерти 5 апреля 1994
Годы {{{Годы}}}
Страна США
Профессия Солист, гитарист
Жанры Гранж,
альтернативный рок
Псевдонимы Kurdt Kobain,
Kurdt Cobain
Коллектив Nirvana
Сотрудничество {{{Сотрудничество}}}
Лейблы Sub Pop,
DGC Records
{{{Сайт}}}

Курт Дональд Кобейн (англ. Kurt Donald Cobain, 20 февраля 19675 апреля 1994) был вокалистом и гитаристом группы Nirvana, а так же лидером и духовным центром. С успехом группы он стал международной знаменитостью. Его выражение «Известность ― последнее, чего я желаю» в достаточной мере выражает то, как он тяготился этой славой.

Кобейн и Nirvana во многом помогли видоизменению популярной музыки в 90-х. Выход в 1991 году песни «Smells Like Teen Spirit» положил начало популяризации гранджа и альтернативного рока. Песня была признана музыкальной прессой гимном поколения X, а сам Курт получил статус одного из лидеров этого поколения.

В последний год жизни Курт активно пытался избавиться от наркотической зависимости, а пресса обсуждала его отношения с его женой, Кортни Лав. 6 апреля 1994 года тело Курта была найдено в его доме. Официальная версия его смерти — самоубийство путем выстрела себе в голову из ружья, но довольно необычные обстоятельства его смерти всё ещё разжигают активные разговоры.

Содержание

Биография

Детство и школа

Курт Кобейн родился 20 февраля 1967 года в семье Венди Кобейн и Дональда Кобейна, в госпитале города Абердин, штат Вашингтон. Сначала семья жила в небольшом портовом городке Хокуаим, штат Вашингтон, а в Абердин Кобейны переехали когда Курту было шесть месяцев.

Курт рос в многочисленном семействе, находясь под присмотром восьми тетушек и дядюшек, которые постоянно его баловали. Отец Курта — Дональд Кобейн (англ. Donald Cobain), немец по происхождению, работал автомехаником. Мать — Вэнди О’Коннор (англ. Wendy O’Connor) — ирландских кровей, сменила за свою жизнь массу профессий, работала и воспитательницей, и секретаршей и кельнершей в баре. Семейство Кобейнов с великим трудом приобрело типичный для среднего класса дом, в котором прошло детство Курта. Он был первым ребенком в семье до трех лет, пока не родилась сестра Ким.

В детстве Курт был застенчивым мальчиком с художественными наклонностями. В школе он получил несколько наград за работы по рисованию и дизайну. Например, на Хэллоуин во втором классе его рисунок поместили на первую страницу школьной газеты, где обычно размещали рисунки пятиклассников, на что Курт очень сильно рассердился, потому что не считал свои художественные способности выдающимися.

Большое влияние на развитие музыкальных способностей Курта оказали его дядя Чак и тётя Мэри. Чак играл в группе и часто брал Курта на репетиции, где иногда давал Курту микрофон и влючал какую-нибудь запись, чтобы Курт пел. Сестра Чака — Мэри, певица из бара, — тоже приняла участие в формировании музыкального вкуса мальчика. Она подарила ему пластинки The Beatles и The Monkees, а также дала первые уроки игры на гитаре.

В семь лет Курт уже мог спеть под гитару свою любимую песню «Alice`s Restaurant» из репертуара Арло Гатри (англ. Arlo Guthrie) и отстучать на барабане битловские «Hey Jude» и «Revolution». Причем, ударные ему нравились больше. После школы он по несколько часов долбил по своей маленькой ударной установке «Mickey Mouse», пока не пробил «бочку» и не превратил тарелки в кусок железа. «Я бил в большой барабан, висящий на груди, и орал „Hey Jude“ — вспоминал Курт, — мне очень хотелось быть Ринго Старром, хотя Джон Леннон, который к моему сожалению, не играл на барабане, мне импонировал куда больше».

С детства у Курт были проблемы с позвоночником, к тому же он болел хроническим бронхитом. По его словам, он мог свободно использовать обе руки, но отец принуждал его использовать правую, чтоб он не вырос левшой, но это привело к обратному результату. В результате этого у Курта развилось искривление позвоночника, которое затем усилилось из-за гитары. В дополнение к этому врачи установили, что Курт страдает гиперактивностью и прописали лечение риталином, которое привело к тому, что он не мог заснуть по ночам и спал на уроках в школе. Ему помогло только исключение из рациона сахара. Но это лечение не помешало Курту выплескивать энергию в огромных количествах. «Я был невероятно счастливым ребенком, ― вспоминал Курт. ― Я все время кричал и пел. Просто не мог вовремя остановиться. Иногда другие ребята били меня за то, что я не знал меры в играх. Я относился к играм очень серьезно. Я был по-настоящему счастлив.»

В 1975 году родители Курта разводятся, в основном по инициативе Венди, которой не нравилось, что Дон преподчитал игру в баскетбол или бейсбол домашнему очагу. В итоге этот развод положил конец счастливому детству Курта. «Он стал угрюмым, ― вспоминает Венди, ― злым и насмешливым.» На стене своей комнаты он написал: «Я ненавижу маму, я ненавижу папу, папа ненавидит маму, мама ненавидит папу, здесь есть отчего загрустить», под этой фразой нарисовал мозг, над которым располагался большой знак вопроса. По словам Курта, из его жизни тогда ушел свет, который он с тех пор не мог обрести. В результате он не мог нормально общаться ни с другими людьми, у которых были свои семьи, ни со своими родителями, на которых он был зол за то, что они расстались. Особенно сильно он отдалился от отца, с которым, по его словами, у него никогда не было ничего общего.

Отец пытался заставить его заниматься спортом, при этом полностью игнорируя его тягу к искусству. Курт не мог общаться со спортсменами, но занимался спортом потому что это позволяло ему давать волю своему гневу. Один раз Курт устроил бунт: на крупное соревнование, где он должен был выступать, пришел отец, но Курт не стал биться, а просто дал себя положить на лопатки четыре раза, после чего отец ушел с трибун.

Примерно в десятилетнем возрасте Курт начинает ощущать, что художественные и музыкальными способности сделали его непохожим на других людей, что вылилось в отчужденность от сверстников в двенадцатилетнем возрасте. В июле 1979 года окончил жизнь самоубийством, выстрелив себе в живот, брат матери — Барл Кобейн (англ. Burle Cobain). Курт очень любил и уважал своего дядю, и его смерть в полном смысле слова выбила подростка из колеи. Он впал в депрессию и свел к минимуму свои отношения со сверстниками. «Я часами сидел в своей спальне и бренчал на гитаре, — говорил Курт, — я не имел ни малейшего понятия, что из-за моего затворничества девицы считали меня большим оригиналом и постоянно за мной приударяли. Моих немногочисленных приятелей этот факт просто удивлял, ведь я был далеко не красавцем. Однако ни одной из претенденток не удалось меня „раскрутить“, так как в то время мне казалось, что я гомосексуал. На самом деле это была самая настоящая мизантропия».

Первый год после развода родителей Курт жил с матерью, но съехал оттуда из-за друга матери, который страдал параноидальной шизофренией. Затем он переехал к отцу в Монтесано, недалеко от Абердина. И опять повторилась та же ситуация ― у отца появляется жена и новая семья, с которой Курт не смог сойтись. Курт начинает жить в постоянных переездах между Абердином и Мотесано, селясь поочередно в семьях дядьев, теток или у отца.

В 1984 году Венди выходит замуж за Пэта О'Коннора, которые довольно часто и много пил. Однажды, вернувшись в семь утра после пьянки, Пэт так разозлил Венди, что она вечером, после работы взяла одно из ружей мужа и грозилась его убить, но не смогла зарядить ружье. Затем она собрала весь арсенал мужа, который он хранил для самообороны, и утопила его в реке неподалеку. Курт, наблюдавший за этой сценой, нанял двух ребят, которые вытащили оружие, а затем продал его, купив на вырученные деньги хорошую звукоустановку.

В девятом классе Курт начинает курить траву, причем в некоторый период — ежедневно. Он много прогуливает и учится неохотно, главным образом потому что ненавидел большинство учителей за религиозный фанатизм и расизм. Частые переезды так же не способствовали хорошей учебе. В это же время Курт встречается в течении нескольких месяцев с девушкой Джеки, которая, по словам Курта просто использовала его, пока ее парень был в тюрьме. Тогда же он пытается бросить курить траву для того, чтобы изменить свою жизнь к лучшему. Его даже пытались завербовать в ВМС, так как он получил высокие оценки. Сразу же после неудачной попытки вербовки в ВМС Курт уезжает от отца к матери, которая отправляет его жить к другу Курта, Джесси Риду, родители которого принадлежали к религиозному направлению «возрожденные христиане». Курт вел себя довольно непочтительно по отношению к хозяевам и после того, как он один раз выбил входную дверь, мистер Рид попросил его уехать.

В 1984 году Курт бросает среднюю школу за полгода до окончания и решает больше не учиться. Мать такое положение дел не устраивает и после нескольких скандалов она выгнала сына из дома. Курту пришлось жить у друзей. В его жизни наступил сложный период, когда ночевать было негде и спать приходилось либо под мостом через реку Уишка, либо в кабинах грузовиков. Он очень гордился своим положением, которое, по его мнению, делало его настоящим панк-рокером.

В 1986 году восемь месяцев Курт живет в семье Шиллингеров, у которых было пять сыновей и одна дочь, и лишний едок не был для них проблемой. Вместе с одним из сыновей Шиллингера, Эриком, Курт играет вместе некоторые вещи.

Летом его кампания часто устраивала пьянки, на которых все крушила и ломала всё вокруг. Один раз его задержала полиция, оштрафовав на 180 долларов и 30 дней тюрьмы условно за разукрашивание стен аморальными надписями. В то же лето Крис познакомился с героином.

Курт устраивается на работу в качестве монтера в местном отделении Христианского Союза Молодежи. Немного там проработав, он устраивается на работу, которая ему нравилась — инструктором плавания для детей от трех до семи лет.

Вернувшись один в один вечер с вечеринки, Курт подрался с Эриком Шиллингером, после чего съехал из дома Шилленгеров к Баззу Осборну, а потом к матери. Весной 1986 года Курт уговаривает Венди снять ему старый дом недалеко от нее, вместе с ним живет бас-гитарист The Melvins, Мэтт Лукин. Курт устраивается на работу в один из отелей на побережье, но практически не выполняет свои обязанности. Из-за нехватки денег друзья заменяют наркотики суррогатом, например, на кремом от бритья. Через пять месяцев Лукин уезжает и на его место приезжает Дилан Карлсон, который прожил у Курта две недели. Курт прожил в доме ещё два месяца, встречаясь с девушкой Трейси Марандер, которая внешне соответствовала тусовке Курта, но обладала мягкой и заботливой душой.

Этой же зимой Курт сильно обжег руку, врачи сказали что он не сможет играть, но Венди отвела его к одному специалисту, который вылечил Курта, но некоторое время он практически не брал в руки гитару и для него наступили трудные времена, ему даже не хватало денег на еду.

Nirvana

Курт начала слушать рок-музыку после того, как отец вступил в клуб филофонистов "Коламбия Хаус" и ему стали приходить альбомы Aerosmith, KISS, Led Zeppelin и Black Sabbath.

В четырнадцать лет Курт получает в подарок от дяди Чака подержанную электрогитару и небольшой усилитель.В это же время он узнает о Sex Pistols, и панк-рок захватывает его. Он, ни разу не слышав панк-рока, начинает играть, то, чем, по его мнению, должен быть панк-рок — “три аккорда и много крика”. По словам Курта, его первая музыка “была похожа на Led Zeppelin, только грубее, и я старался сделать ее как можно более агрессивной и злой”.

За неимением лучшего Курт стал поклонником местной панк-группы The Melvins, побывав примерно на 200 концертах этого ансамбля. Помогал таскать аппаратуру и настраивать инструменты, не пропускал не одной репетиции и активно участвовал в пьянках-гулянках, обычно продолжавшихся до утра. Так он подружился с басистом Мэттом Лукином (англ. Matt Lukin) и лидером команды Баззом Озборном (англ. Buzz Ozborne), большим поклонником британской команды The Who. Базз же дал Курту послушать настоящий пан-рок — Black Flag, Flipper и MDC, ошеломив его этим. В августе 1984 года он попадает на концерт Black Flag, вернувшись оттуда панк-рокером в душе.

«Быть панк-рокером соответствовало моей низкой самооценке, ― рассказывал он, ― так как это помогло мне понять, что мне не нужно быть рок-звездой, что я не хочу быть рок-звездой. Таким образом мне удавалось балансировать: я всегда колебался между нежеланием и невозможностью этого и в то же время желанием. Желанием показать людям, на что я способен. Во всем этом много путаницы. Я очень рад, что пришел к панк-року именно в то время, потому что это дало мне несколько лет, чтобы повзрослеть, определиться со своими ценностями и понять, что я за человек.»

После окончания школы Курт пытается играть вместе со своим знакомым, Джесси Ридом; тот оказывается, по выражению Курта, «одним из наиболее отсталых в музыкальном плане людей, что я когда-либо знал». Вскоре он находит работу в Абердинской школе. Джесси Рид покинул Курта, уехав служить в ВМС США, после чего Курт пожил пару месяцев и покинул осенью 1985 года то, что осталось от квартиры, которую он снимал, задолжав хозяину за несколько месяцев.

Вместе с The Melvins Курт начинает часто бывает в Олимпии, столице штата. Молодежь Олимпии предпочитала слушать «лав-рок», который исполняли местные группы. Эта музыка напомнила Курту о безмятежном детстве до развода родителей.

В конце 1985 года Курт образует группу Fecal Matter вместе с ударником The Melvins Дейлом Кровером в качестве бас-гитариста и Грегом Хокансоном с качестве ударника. Они даже сыграли перед The Melvins, затем прогнали Хокансона и записали на магнитофон семь песен.

Первое выступление Курта состоялось в составе новообразованной группы Brown Towel, название которой было по ошибке написано как Brown Cow. В состав группы входил Базз Осборн в качестве бас-гитариста, Дейл Кровер в качестве ударника и Курт в качестве солиста. Перед выступление Курт не выдержал нервного напряжения и напился.

В это время Крис Новоселич, гитарист The Melvins, предлагает Курту создать группу. Курт входит в её состав в качестве ударника, Крис — гитарист, Стив Ньюмен — бас-гитарист. Стив недолго пробыл в составе группы, после нескольких репетиций он подрался с Куртом.

Зимой 1987 года в группа находит себе нового ударника — Аарона Букхарда, о котором Курт говорил, что он веселый и жизнерадостный человек. Репетировали в доме Курта, сначала играли вещи Fecal Metal, а потом стали писать новые песни.

Бешенный энтузиазм и внешний вид Курта был не по душе Буркхарду, которому больше нравился обычный металл. Поначалу Крис тоже пропускал репетиции, но в конце концов Курт его заразил своим рвением и они начали упорно репетировать, чтобы начать где-нибудь выступать.

На своем первом выступлении в Реймонде они шокировали публицу своим выступлением, во время которого Крис прыгал в окно туда и обратно, а Курт исполнял соло, стоя на столе. Затем состоялось первое выступление в большом зале Олимпии, где они закрывали вечер, а потом и первая запись на местной радиостанции. Курт меняет несколько имен для группы, останавливаясь в итоге на Nirvana.

С конца декабря 1988 года до конца января 1989 года шла работа над первым альбомом «Bleach». Песни с альбома писались Куртом в спешке, практически в ночь перед записью. По его словам, он мало тогда заботился о лирике и писал песни предельно короткими, чтобы не завалить их при выступлении. В это время Курт был недоволен своим вокалом, потому что был простужен, из-за этого участники были под кодином, когда записывали диск. За альбом заплатил Джейсон Эверман, который впоследствии вошел в состав группы в качестве второго гитариста для того, чтобы Курт почувствовал себя уверенней при одновременном пении и игре на гитаре, что и произошло. После записи альбома группа в феврале 1989 года отправляется в короткий двухнедельный тур по западному побережью США.

Курт сам признал то, что альбом был медленным, тяжелым, не мелодичным, но он сам ограничил себя, так как в то время публика ещё не была готова для этого. Он хотел привлечь к себе внимание, чтобы потом выпустить то, что он хочет. Под влиянием руководства Sub Pop Курт даже не включил одну песню, написанную им под влиянием Vaselines. Всё это помогло группе удалось найти свою манеру написания песен, которая должна была быть достаточно новой даже по сравнению с панк-роком, которые уже начинал приедаться.

Затем группа отправилась в первый большой тур по стране. Парни сами решали, где играть и ночевать, так как у них не было дорожного менеджера. За свои выступления они получали немного, этого хватало только на проживание.

В Питтсбурге Курт расколол одну из своих лучших гитар, на что очень сильно разозлился Джейсон, который в скором времени ушел в Soundgarden, а парни стали специально покупать старые гитары для того, чтобы можно было и далее устраивать такие побоища.

После нескольких концертов группа отправляется в тур по Среднему Западу вместе с со своим дорожным менеджером. В Миннеаполисе Курт попадает в больницу с острыми болями в желудке, которые начали его мучить ещё после переезда в Олимпию и не отпускали на протяжении все жизни, ставя в тупик всех докторов.

Затем группа отправилась в европейский тур, на протяжении которого Курт пользовался любым удобным моментом, чтобы поспать. На концерте в Риме у него произошел нервный срыв: после нескольких песен он разбил гитару и бросился на стойку с динамиками, после небольшого переполоха Курт зарыдал, повторяя, что он уезжает домой.

В июне 1990 года Курт был вынужден исключить их состава группы Чеда, после чего были отменены гастроли в Великобритании, а в августе группа приняла участие в туре в кампании с Sonic Youth.

Курт расстается с Трейси и начинается встречаться с Тоби Вейл, которая издавала свой журнал «Riot Girls». Она же познакомила Курта с идеями феминизма.

На одном из концертов Nirvana присутствовал Дэйв Гролл, который специально прилетел на этот концерт. Сначала он жил у Криса, а потом переехал к Курту, с которым проводил всё время, но при этом они практически не разговаривали.

На первом концерте Дэйв пробивает малый барабан, и Курт показывает его публике, как бы говоря, что Nirvana нашла настоящего ударника.

В конце 1990 Курт разрывает отношения с Тоби, которая не могла дать ему привязанность на долгий срок.

Дела у Sub Pop шли плохо, она была на грани банкротсва, к тому же они пытались навязать группе свою политику, в результате парни начали вести переговоры с другими звузаписывающими фирмами. Им предлагали подписать большие контракты, но они не спешили. Курт даже предложил подписать контракт, взять деньги и разойтись, как делали неоднократно участники Sex Pistols. В итоге выбор пал на Geffen Records. Компания установила каждому члену группы пособие в тысячу долларов, но этого не хватало. Начались тяжелые дни для группы и Курт начал принимать героин, что вызывало тревогу у друзей, хотя у него ещё и не было зависимости.

С выходом альбома Nevermind связан лучший, по мнению Курта, лучший период в жизни группы. Запись альбома происходила с мая по июнь 1991 года на Sound City Studios в Лос-Анджелесе.

Группа работала по восемь часов в день, при этом Курт играл спонтанно и практически без дублей, но настолько хорошо, что песни записывались очень быстро. «Я очень редко пишу об одной теме или одном предмете, — рассказывал Курт. — Эта тема мне скоро надоедает, и дальше в песне я пишу о чем-либо другом, так что она заканчивается совсем другой мыслью.»

В Лос-Анджелесе Курт не знал ни одного наркоторговца, так что ему пришлось подсесть на кодеин.

Счастливое время в жизни группы было омрачено тем, что, по выраженям Курта и Криса, на их концерты приходили обычные люди, которые ничего не понимали в их музыке и слушали её только потому что она была известной. На концерте в Далласе Курт напился, предварительно приняв таблетки от бронхита, приступ которого недавно испытал, в результате этого он практически не мог вести концерт. В приступе ярости он разбил один динамик монитора, за что в последствии его попытался избить владелец динамиков, но во время подоспевший Крис защитил друга; их попыталсь избить после концерта, но они успели сесть в такси и уехать.

В европейском туре у Курта обострились проблемы с животом. По его словам, он уже тогда подумывал о самоубийстве. Вернувшись после тура в Сиэтл Курт начал осознанно употреблять героин. Именно в героине он нашел лекарство от болей в животе.

После выхода Nevermind Курт превращается в рок-идола, как бы этого ему не хотелось и как бы он сам не боролся со всякими идолами. Он открыто возмущался тем, что пресса вмешивалась в его жизнь и как результат журналисты стали ещё болешь следить за ним.

Кортни Лав

В 1989 году в клубе «Сатирикон» в Портленде, штат Орегон Курта заметила Кортни Лав. Курт сам подошел к её столику. По его словам, она выглядела, как Нэнси Спанджен, подружка Сида Вишэса из Sex Pistols, которую тот в конце концов зарезал.

Следующая их встреча состоялась в 1991 году на шоу в Лос-Анджелесе, на этот раз их встреча закончилась дракой.

В это время до Куртни доходят слухи о том, что Курт только о ней и говорит. Она решила позвонить ему и после этого они постоянно общаются по телефону. 12 октября, на одном из выступлений группы в Чикаго появилась Кортни, где, по её словам, они первый раз поцеловались. После возвращения Курта из тура он переезжает жить в Лос-Анджелес к Кортни, они постоянно ездят по мотелям и принимают наркотики.

В следующем туре окружающие Курта понимают, что он сидит на героине, и все разом стали обвинять Кортни, хотя Курт возлагал всю вину на себя. Вскоре об увлечении Курта узнала пресса, что злило его особенно сильно.

После ряда туров Курт с Кортни поселяется в квартире в Лос-Анджелесе. По его словам, ему необходим был отдых, чем он и занимался до следующего тура. В основном он принимал лошадиные дозы наркотиков, сочинял музыку, рисовал или смотрел телевизор.

Тогда же Кортни заявляет Курту, что беременна. Это сильно испугало их обоих, потому что они боялись рождения неполноценного ребенка из-за приема наркотиков. Курт даже предложил Кортни сделать аборт, но она отказалась. Курт и Кортни решили избавиться от наркотической зависимости, начали принимать лекарства, прописанные врачем и в результате это у них получилось.

В это время группа решается на тур по Австралии, в самом начале которого у Курта начинаются резкие боли в животе и его отвозят в больницу, где его принимают за обычного наркомана, результате чего Курт отказывается от помощи и покидает больницу. Он обращается к «рок-доктору», который прописывает ему метадон, и боли проходят.

После турне по Юго-Восточной Азии они отправляются на Гавайи, где Курт и Кортни играют свадьбу, на которую не были приглашены Крис и Шелли, хотя Дэйв был приглашен. Церемонию вела женщина-священик, не принадлежавшая ни к одной церкви. На невесте было старинное платье с кружевами, некогда принадлежавшее Фрэнсис Фармер, голливудской актрисе родом из Сиэтла, которая в 50-е годы была занесена в “черный список” и позднее помещена в психбольницу, а жених был в зеленой пижаме.

Курт опять обращается к героину, пытаясь не затягивать в это Кортни. В это время он много рисует и пишет много песен, но удаляется от группы, что угнетает его.

В скором времени молодая семья в результате обследования узнает, что ребенок родится нормальным, что очень сильно обрадовало Курта.

В группе происходит ссора из-за денег. Курт утверждает, что он испытывает большое давление со стороны общественности и что он пишет практически все песни, поэтому он требует увеличить свою долю в прибыли. Группа была на грани распада, но через неделю был заключен договор, следуя которому Курт получал 75% авторских доходов.

После такого нервного давления Курт решил попробовать ещё раз избавиться от героиновой привязанности с помощью программы “Exodus”, но он продержался только несколько дней, снова начав принимать накротики. В это время Кортни практически с ним не общалась для того, чтобы не сораваться вместе с ним.

Курт отправляется в тур по скандинавским странам. Во время одного обеда у него произошел приступ, о котором пресса сообщила как о передозировке.

В Испании у Кортни, которая уже была на восьмом месяце беременности, случились небольшие схватки и Курт был вынужден отправить её домой. Дома его ждал неприятный сюрприз. Боясь ограбления, Курт спрятал свою лучшую гитару, а также записные книжки со стихами и набросками песен в ванну, которую затопило сточными водами, и все погибло. Через некоторое время они поселились недалеко от Голливудских Холмов, и Курт начал писать заново.

В августе 1992 года появилась скандальная статья в журнале «Vanity Fair». Летом 1992 года Кортни давала интервью журналистке Линн Хиршберг о творчестве своей группы, но журналистке была интересна личная жизнь Кортни как жены рок-звезды. В своей статье журналистка утверждала, что Кортни принимала наркотики во время беременности. Кортни, прочитав статью, решила лечь в ту же больницу, где лежал Курт, который в это время был очень слаб из-за тех процедур, которые он был вынужден проходить.

Утром 18 августа 1992 года у Кортни начались схватки. Она сама дошла до палаты Курта и позвала его на роды. Курт был под воздействием снотворного, но всё-таки смог прийти в палату, где принимали роды у Кортни.

В 7.48 утра родилась Фрэнсис Вин Кобейн, но Курт так и не увидел рождение дочери, которая родилась совершенно здоровой. Новоявленый отец был без ума от счастья.

Его счастье длилось недолго. Статья в «Vanity Fair» побудила лос-анджелесский Департамент по делам детства возбудить дело о лишении родительских прав у Кортни и Курта. На суде были предьявлены поддельные доказательства, и в результате судья решил передать Френсис под опеку сестры Кортни Джеми, а Курта заставил провести тридцатидневный курс в реабилитационном центре. По словам Курта, в лице их семьи началась «охота на ведьм».

Через день после рождения Фрэнсис Курт уже уехал на концерт в Англию, где группа показала хорошее выступление, не смотря на слухи о распаде группы по причине плохого здоровья лидера.

Еще через несколько дней началась церемония вручения премий MTV. На этой церемонии Курту пришла идея использовать вместо себя двойника Майкла Джексона при получении премии «За лучший альтернативный видеоклип», но на вручение премии «Лучшему новому артисту» он вышел сам. Вечер закончился перепалкой с Guns'n'Roses, которая чуть не переросла в драку.

Журналистки Виктория Кларк и Брит Коллинз решили написать историю группы, чем заинтересовались Курт и Кортни. Но затем выясняется, что писательницы контактировали с Линн Хиршберг, что очень сильно разозлило Курта и Кортни, которые позвонили Кларк и наговорили кучу угроз на автоответчик. Затем эта история была опубликована в журнале «Select». Скандал попытались замять, но в последствии Курт не отрицал, что это были его слова.

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home